Muzeon: Вова Чигринец о современном храме свободных муз

24 Мар 2020

Новая платформа для начинающих художников Muzeon (пространство на базе Музея современного искусства, они уделяют особое внимание открытию новых лиц в искусстве и объединению творческой тусовки) активно набирает обороты. 

 

Ребята уже провели выставку скульптур Василия Дмитрика «Індустріальна казка», групповую экспозицию «Куда делись Вера, Надя, Люба?», а еще недавно собрали деньги на краудфандинге для создания современной библиотеки

 

Телеграм-канал @FollowersOdessa — пульс города в твоем смартфоне. Подписывайся и будь в курсе всего самого интересного в Одессе!

 

 

Куратор проекта Вова Чигринец поговорил с нами о планах на будущее, своей роли и значении искусства для мира. 



Расскажи о сути проекта, в чем его особенность?

 

Раньше вместо Музеона здесь была арт-лаборатория «Артерия». Она выставила себе схожую с Музеоном задачу — продвижение локальной современной культуры, возможность дать площадку для современных художников, которым сложно попасть в музей и другие галерейные проекты. Но сейчас мы живем в другом десятилетии. 

 

Музеон — это попытка возродить те же идеи, только с более современным подходом к взаимодействию людей. Это некая синергия разных авторов из разных медиа, возможность появления тусовки художественного сообщества на базе этой площадки. 



Какая основная цель у проекта?

 

Возможность увидеть музыкантам, например, художников, которые присутствуют в Одессе. Дать возможность вместе что-то сделать. Также это возможность возобновить и реактулизировать наши темы и материалы. Ещё хочется знакомить молодую аудиторию с тем, что есть у нас, преподнести это в какой-то более интересной и легкой форме.



Выходит, что место направлено на более молодых?

 

Возраст не имеет значения. Это скорее попытка понять, что есть актуальным сейчас, какие методы коммуникации использовать, какой язык, как действовать с этой разной аудиторией. 



Как создавалось пространство?

 

Это тянулось в течение года. Название и общая концепция были готовы уже в начале лета. Тогда же мы начали работать с группой художников и архитекторов «Monopoly», которые разрабатывали наш фасад. 

 

Проект фасада очень сильно связан с общей концепцией и названием. Музеон — храм муз, это иронично, конечно, потому что, по сути, это небольшой подвальчик. Но в этой кичевой, вроде как, архитектуре есть отсылки к классической эклектике в том числе. 



Какой проект был первым?

 

Я общался с разными одесскими художниками, в том числе с Василием Дмитриком. Я решил, что у него самый удобный для старта площадки проект: уже готовый и находится уже рядом с нами. Это было про перестраивание, изменение декораций — ведь и Музеон был перестраиванием. 

 

А перед Дмитриком у нас еще был некий прогон, тренировка пространства. Мы провели ивент с инструментальной музыкой, шумовой по большей части. Информация о нем была распространена только сарафанным радио. Музыканты, которые попросили место, рассказали своим друзьям, а те своим. 

 

Это была попытка проверить, насколько одесское сообщество может активизироваться на почве «Do it yourself» — сделай сам. Мы им даем площадку, если они готовы, они организовываются. И пришло намного больше, чем я ожидал, и больше, чем пока может выдержать это пространство. 

 

Вход был бесплатный, это тоже отдельная часть нашего позиционирования. Все выставки: Free Donation. Может, это не будет касаться всех мероприятий, ведь для них нужны средства, которых у нас нет. Но логика в том, чтобы люди сами определялись, как нас поддержать. 

 

Этот ивент был бесплатный. При этом очень много людей скидывали разные суммы: 10, 50 и 100



Как прошла выставка Дмитрика, насколько результат оправдывает ожидания?

 

Ожидания оправдываются. Экспозицией занимался и я, и Вася, и его друг Саша. Мне кажется, у нас вышло найти какую-то общую золотую середину. 

 

С одной стороны, изначально это должно было быть что-то пост-contemporary: маленькие объекты в маленьких точках, больше работа с пространством, чем выставка. С другой стороны, хотелось показать и работы. Получилось нечто среднее. Там и инсталляция, и чисто выставочная развеска работ с нумерацией. 

 

Сначала не было понятно, как будет сделана шумовая инсталляция. Был установлен один источник звука, но мне показалось, что это недостаточно полно. Установили три, и оно заиграло, появилось взаимодействие между залами. Я рад, что Вася доволен выставкой, это было и для меня очень важно: дать ему первый проект, чтобы он развивался.



Вася говорил, что ты задумываешься о проекте с граффитистами. Расскажешь?

 

Я хотел поработать с райтерами одесскими, которые пишут холсты. Это забавная мода. По логике Баскии, то, что граффитисты пишут холсты, это такой прикол. Суть идеи — это  сделать выставку граффитистов без граффити, только с этими холстами, этой имитацией «художники и их картины». 

 

Граффити сейчас тоже понятие само по себе расплывчатое. Как понять, где заканчивается райтер и начинаются муралы? Мне кажется, что позиция граффити-художника плавающая сейчас. Вот эти холсты присутствуют еще и в медиа-среде — это вещи, созданные, чтобы на них смотреть, как реальные вещи. А люди смотрят на них в основном в интернете и это такое интернет-граффити — тоже распространение своих языков, символов.



Сейчас можно объединить людей искусства, чтобы вместе делать что-то?

 

Я думаю, что это главная задача, с которой хотелось бы работать. Уже нет квартирных выставок, которые делаются просто для своих. Музыкальные комьюнити поняли, что могут делать все сами за свои средства, в отличие от художников. 

 

Я был на дискуссии с молодыми художниками и они не знают, что им делать, кроме как идти в союз художников. Хотя нужно организовываться. Приходится какое-то время быть голодным, чтобы что-то получалось, а потом уже оно дает плоды. 



А что важно для начинающих художников? 

 

На самом деле, выставки — это хорошее место, чтобы люди могли познакомиться, придумать что-то вместе и дальше пытаться что-то делать. Также важны пространства, мастерские: чтобы художник мог реализоваться в полной мере, ему нужно место, где он может работать. 

 

Хотелось бы задействовать больше мест, которые умирают, например, бывшие заводские локации. Я знаю, что у ребят из Monopoly есть студия на Пересыпи, куда они все ездят и там идет работа. Такая себе децентрализированная местность. 



Расскажи, кто ты по жизни и какая твоя роль в музее и в этом проекте?

 

Я пришел в музей два года назад на должность медиатора-сммщика. Постепенно появлялись другие задачи: я помогал в монтаже выставок, общался с художниками, занимался дизайном экспозиции. И вот мне доверили курирование этого пространства. До того я занимался фото и видео артом, сейчас параллельно занимаюсь музыкой. 


Какая твоя роль в Музеоне?

 

Лучшая формулировка — куратор. Но не хотелось бы выступать куратором выставок, которые там проходят. Хочется, чтобы Музеон был пространством, которое само в себе все делает. Хотелось бы выровнять все в более горизонтальное положение между художником и куратором, работать вместе в группе.



Давай тогда разберемся, что такое куратор и чем он занимается?

 

Художественный куратор — это человек, продумывающий общую концепцию: как и каких художников показать, куда это направить, чтобы максимально выжать смыслы. Это некий мостик между художником и зрителем. Сейчас кураторы очень развились как индивидуалисты. Сейчас уже интересно не выставка кого а выставка какого куратора. 

 

Да, мне было бы интересно делать и авторские проекты, придумывать свою концепцию работы с художниками, но если им интересно со мной взаимодействовать.



Каким должен быть хороший куратор?

 

Думаю, что хороший куратор должен и гвоздь сам забивать. Мне не хочется, чтобы куратор отходил от художника в какую-то непонятную иерархию. Подобные задачи выполняет организатор концерта, фестиваля: это человек, который скрыт. Он не стоит с букетом цветов и не говорит: «Спасибо за то, что я открыл эту выставку прекрасного художника».



Почему ты этим занимаешься?

 

Мне нравится, что делают мои друзья. Это находит отклик во мне, позволяет мне заниматься каким-то творчеством. Это форма коммуникации, понимания друг друга в современном тяжелом мире. 

 

Художник через язык искусства намного более выразительней и сильней может с тобой наладить контакт. Когда ты видишь, что понимаешь, о чем говорит художник, это отражается у тебя. Искусство вроде как ни для чего, но это и что-то сверх всего.



Как попасть на выставку в Muzeon, если ты молодой художник?

 

Это путь простой, но долгий. Со мной просто познакомиться, я открыт к коммуникации, но мы должны понять друг друга. Это вообще важно для художника — понять, куда он движется, какую выставку он хочет. Часто приходят люди у них есть несколько работ, и они хотят их повесить. При этом не проработаны вопросы: «Зачем и что это для тебя?». 

 

Мы планируем проводить индивидуальные выставки и групповые, если художники не будут против такой идеи. 

 

 

Катя Харченко